Вызовы нового времени

Тут меня упрекнули в том, что я пишу об Украине да об Украине. Извольте, вот вам статья о России и о месте России в мире.
Прежде всего, позвольте задать вопрос – как думаете, насколько мы застрахованы от повторения украинского сценария в России?
Мое мнение – ни разу не застрахованы.
Столь острый политический и военный кризис на Украине обусловлен длительным, по сути развивавшимся с девяносто первого года социально-экономическим кризисом. Украина так и не вышла из постсоветской трансформации, не смогла построить ничего нового, ее граждане не смогли добиться вместе никакого успеха. А так как проще всего обвинить во всем соседа, нежели самого себя – вот и накинулись с дикой яростью на тех, кого объявили козлами отпущения – на русских. Антироссийская суть Майдана проистекает из одной простой мысли – русские потомки рабов, они не дают нам присоединиться к Европе и зажить припеваючи, все из-за них! Они виноваты! Бей их! При этом – никто не дает себе труда осмыслить, а за счет чего Украина будет жить припеваючи, войдя в ЕС. За счет дотаций? Эта схема уже сыплется, да и не хватит у ЕС дотаций на такую огромную страну, да и не обещал никто дотаций.
Вопрос коррупции на Украине тоже интересен. Да, коррупция это бедствие, но главное ли? Думаете, в США нет коррупции? Есть, и еще какая. Просто в США мощная, производящая востребованные всем миром продукты экономика. А в Украине – такой экономики нет. Поэтому даже если прислать в каждое министерство по проверяющему и над каждым чиновником поставить контролера – жизнь улучшится, но ненамного. Потому что если ничего не производится, если не генерируется в достаточном количестве прибавочный продукт – то лучше жить будет не с чего. Дотации… давайте, оставим это. Жить на дотациях ненормально в принципе, и тем более ненормально жить на дотации второй по территории стране Европы. Тот, кто этого не понимает – тот или дурак или враг.
Опять я про Украину.
В России – надо сказать, что проблемы того же рода, хотя они и приглушены. Национализм? Да, он есть, и в большинстве своем – не менее агрессивен и не менее бесплоден, чем украинский. Русский националист не идет в армию, он идет на базар и проламывает голову хачу. Давайте подумаем – а что хочет подавляющее большинство русских националистов, к чему они призывают. То что сразу приходит на ум – чтобы на базаре русские торговали, а не чурки. Ну, хорошо, допустим, они этого добьются. А намного ли станет лучше жить в России, от того, что на базаре теперь станут торговать русские? Сильно ли это поднимет наш ВВП. Много ли это создаст высокооплачиваемых рабочих мест? Ну, положим, какие-то высокооплачиваемые рабочие места это создаст. В криминальной и полукриминальной среде. Но много ли пользы от этого обществу? Какие проблемы российского общества и России в целом решает стояние на рынке только русских? Мы увеличиваем производство востребованного в мире товара? Нет. Мы усиливаем собственную оборону, производя лучшее в мире оружие? Нет. Мы улучшаем среду собственного обитания, прокладывая дороги которые не надо перекладывать каждые два года и трубы, которые не гниют и не ржавеют? Нет. Так ли важно, чтобы именно русские стояли на наших рынках?
И сильно ли в таком случае – по степени полезности для общества, для народа – отличается русский националист от украинского националиста? Чем он лучше? Да, по сути, ничем. Он менее опасен, потому что общество к нему не прислушивается? Ну, да. А если прислушается – будет то же самое. Начнут крушить собственную страну, при том, что у нас потенциал сепаратизма еще более богатый, чем на Украине.
Утром прочел слова отставного морского пехотинца США – мир сейчас нестабилен более, чем я когда-либо видел. Такое ощущение, что всё вот – вот сорвется с катушек и пойдет кувырком. Это – правда, верная оценка ситуации. Касается ли это нас, русских? Да, касается. Должны ли мы думать, что делать? Да, должны.
Перед тем, как говорить дальше, я предлагаю сравнить две страны – США и Аргентину.
http://expert.ru/expert/2010/01/poteryannoe_stoletie/
В 1909 году в порту Буэнос-Айреса царило такое же столпотворение, как на рейдах Нью-Йорка. С берегов Ла-Платы в Европу отправлялись рефрижераторы с аргентинским мясом и сухогрузы с зерном, а с прибывающих пароходов на берег сходили тысячи новых мигрантов. Итальянцы, испанцы, украинцы, венгры, евреи, немцы и прочие выходцы из Европы искали новой жизни в Новом Свете.
За первые два десятилетия ХХ века в Аргентину прибыл миллион европейских мигрантов. Причина такого притока проста: сто лет назад Аргентина была одной из десяти самых богатых стран, а ее просторные прерии нуждались в новых рабочих руках. ВВП на душу населения в Аргентине в начале XX века вдвое превышал итальянский и был выше французского; Соединенным Штатам, другому ключевому направлению европейской миграции, Аргентина уступала по этому показателю лишь 20%. В страну шел гигантский поток иностранных инвестиций, аргентинский экспорт составлял 7% от общемирового.
Сегодня, сто лет спустя, Аргентина такими результатами похвастаться уже не может. По ВВП на душу населения в 2008 году страна занимала 80-е место, показывая примерно одинаковый уровень доходов с Малайзией, Мексикой, Чили, Габоном, Ботсваной и Венесуэлой. В Буэнос-Айресе до сих пор свежи воспоминания об экономическом кризисе 1998–2002 годов, который привел к дефолту по национальному долгу, масштабным демонстрациям и даже беспорядкам в столице. Тогда многие решили вспомнить о своих корнях — после дефолта сотни тысяч аргентинцев приняли гражданство европейских государств (в основном Италии, Испании и Германии), чтобы покинуть страну.

Далее в статье написано, что Аргентина – единственная страна в двадцатом веке, осуществившая модернизацию наоборот. Увы – далеко не единственная, и примеры у нас перед глазами. Например, из пятнадцати бывших республик СССР – успешными можно назвать три прибалтийские (хотя успешность их очень сомнительная – советскую промышленность они заменили на «экономику чашечки кофе»), Россию, Беларусь, Азербайджан и Казахстан. Остальные республики – восемь из пятнадцати – находятся на разной степени деградации. Наиболее ужасающий пример деградации – это Украина, но пример этот не единственный. В Таджикистане случилась беспрецедентная по своей жестокости война, в которой погибло (в процентном отношении к общему количеству населения) больше людей, чем в какой-либо другой войне в двадцатом веке. В Кыргызстане случилось два мятежа и готовится третий. По сути – ни одна страна бывшего СССР, включая Россию – не смогла занять то место в мировом устройстве, которое занимал СССР.
Примеров деградации хоть отбавляй. Разрушена самостоятельная экономика всех стран Восточной Европы, их экономика по сравнению с восьмидесятыми годами стала намного более примитивной, она уже не способна обеспечить работой всех и люди едут гастарбайтерами. Разрушилась и деградировала экономика Югославии, ни один из обломков не может наладить полноценное самостоятельное хозяйствование. На Ближнем Востоке – рукотворными катастрофами закончились проекты модернизации Ирака, Ливии. Экономика остальных стран сидит на нефтяной игле. В Африке – нет ни одного успешного проекта модернизации, зато есть примеры деградации – Нигерия, Родезия, ЮАР. В Латинской Америке – тоже нет нормальных примеров, зато есть, например Мексика – огромная страна, фактически захваченная криминалитетом. Аргентина – не единичный пример, и деградация – не уникальное явление – это система, тенденция. И, к сожалению, за последнее время тенденция эта ощутимо усилилась. С девяностых годов, с девяносто восьмого года, когда подстрелили «азиатских тигров» нет ни единого примера ускоренной модернизации, нет ни одной истории успеха, кроме разве что Азербайджана, кое-каких государств Залива и частично России – но при этом во всех случаях решающую роль сыграл не труд, не какие-то находки в социально-экономической системе – а нефть. Все это благополучие – куплено за нефть. Конечно, и это немало – но это все равно все не то. По – настоящему же серьезных историй успеха и модернизации «с ничего» нет со времени взлета Китая.
Примеров же деградации я повторюсь – хоть отбавляй.
Вернемся к примеру США и Аргентины – стран – антиподов. На их примере – можно очень отчетливо видеть, что надо делать, чтобы добиться успеха. США – шли на проблемы. Начиная с 16-17 годов, а может и раньше, с 14-го, если предположить, что США имели какое-то отношение к развязыванию Первой мировой – США принимали активное участие в геополитике и вмешивались в то, что вообще то их и не касалось. Это войны и в Европе, и в Азии, и наследование роли Британии в мире – которую они до этого технично подтолкнули к пропасти. Аргентина же – была погружена в себя. Далеко – вот и хорошо, что далеко. Нас не касается – и тем лучше, что нас не касается. В итоге – Аргентина не смогла навязать свою валюту как резервную или одну из резервных, не смогла реализовать грандиозные национальные проекты, такие как строительство автобанов, не смогла построить мощную оборонку, не смогла… да ничего она не смогла! Хотя если бы она выступила на стороне Третьего Рейха, или по крайней мере с умом воспользовалась плодами его поражения, втянув в себя беженцев и вместе с ними ту уникальную инженерную культуру и те достижения, каких добились немцы… но нет. Они снова предпочли остаться в стороне. И в конечном итоге пришли к тому, к чему пришли – второй дефолт за 12 лет. С чем можно и поздравить.
Ключевой урок Аргентины и США – если хочешь быть мировой державой – будь ей! Берись и делай! Вмешивайся в то, что тебя не касается! Получай исторический опыт! Напрягай свои силы до предела! Рискуй!
Или ты будешь провинцией.
Теперь – я хочу, чтобы мы посмотрели на то, что мы сделали в конце 80-х.
Афганистан – проблема была? Была. Мы ушли, потому что не захотели или не смогли найти ее решение. Афганистан выявил целый букет проблем самого разного плана. Оказалось, что с нашей идеологией что-то не так – есть люди, которые готовы умирать не за светлое будущее, а за Аллаха Всевышнего. И на светлое будущее им плевать. Мы нашли решение этой проблемы? Хоть попытались? Нет! Говорят, что мы могли бы победить в Афганистане, если бы смирились с исламским радикализмом и перестали бы с ним воевать – извините, господа, но это уже не победа. Полеты в космос и джихад несовместимы, должно быть что-то одно.
Афганистан выявил серьезные проблемы и в нашей армии и в нашем ВПК. За все время войны в Афганистане мы не смогли наладить массовое производство бронированных кабин для УРАЛов и КАМАЗов. Крупнокалиберных снайперских винтовок. Небольших бронемашин – летучек на шасси хотя бы УАЗа. Беспилотников. Массовых приборов ночного видения. Нормальной оптики для индивидуального оружия солдата. Посмотрите, как быстро внедряют новшества американцы, как они приспосабливаются! Мы же – вышли из Афганистана, по сути, с тем же, с чем вошли.
С нашим уходом – проблема в Афганистане решилась? Нет! Сейчас она решена? Нет! Есть для нас риск? Да. Это урок – если ты отказываешься решать проблему, она от этого никуда не девается и продолжает преследовать тебя.
Вторая проблема, которую мы «решили», сбросив окраины – хватит кормить хохлов… далее по тексту. Обвинения и с другой стороны сыпались точно такие же, хватить кормить Центр, но – не суть. Этот урок нами не усвоен и до сих пор, теперь запели песню «хватит кормить Кавказ». К чему мы пришли теперь? Я полагаю, все последствия еще не проявили себя. Теперь – в наших городах полно гастарбайтеров оттуда, но это полбеды, а вот ваххабиты и Хизб-ут-Тахрир – это уже настоящая беда. На Украине – сами видите что творится. Возьмем пример – строили всем миром Мотор-Сич, отстроили, теперь украинский завод под нож идет, а мы тратим два миллиарда долларов на такой же завод у нас. За-ши-бись. Вообще – кто-то считал, сколько денег мы потратили на импортозамещение от бывшего СССР и ОВД – а ведь этот процесс еще не завершен. И это не считая нищего и враждебного государства у нас под боком, враждебного, а некогда братского народа… и знаете, уже неважно, кто в этом виноват. Важно то, что в 1991 году мы отказались от решения проблем, которые перед нами стояли – и решили, что мы вот тут вот будем тихонечко жить – не тужить, колбаску кушать… ага - щаз-з-з-з…
Да, кстати. Вот смотрите, московский интеллигент выдвигает лозунг «Хватит кормить Кавказ», а казанский интеллигент – лозунг «хватит кормить Москву». Чем эти два интеллигента отличаются друг от друга. Да ничем, по сути. И там и там – запредельный эгоизм, убогость в сочетании с самомнением и апломб в сочетании с отсутствием хотя бы минимального предвидения последствий. Оба этих интеллигента – апеллируют к самым низким сторонам человеческой души и ведут свои народы к обрыву.
Последнее время меня радует, как Россия себя ведет. Правильно или неправильно, но мы - действуем. А не сидим в стороне. И потому мы – великая страна. У нас есть шанс возродиться и не повторить судьбы Аргентины.
А если решим, что вот мы – Россия и не трогайте нас – поверьте, России рано или поздно не станет.
Теперь второй вопрос – с чем мы идем в мир. В мир можно идти только с одним – рецептами решения стоящих перед миром проблем. Больше ни чем.
На мой взгляд, главная проблема мира сейчас – деградация. Она проявляется в разных вариантах – но она есть. В Европе – это деградация социальная. Прежде всего, в виде огромной безработицы – экономика не может принять то количество людей, какое есть. Гастарбайтерство и миграция – все не на своем месте. Разрастание внутри европейского социума глубоко чуждых ему элементов в виде агрессивных мигрантских общин. Деградация безопасности – в Париже, например, сначала поджог машины был чрезвычайным событием, теперь это норма, машины по ночам поджигают буднично. Деградация моральная – агрессивное навязывание извращений, расцерковление. Деградация трудовая – все больше и больше людей живет на социале, тем самым создается и воспроизводится культура лодырства.
На Ближнем Востоке – все намного хлеще. Здесь деградация – это прямое обрушение государства западного типа и создание больших беззаконных пространств, рассадников бандитизма и терроризма.
Кто-то может что-то предложить?
Америка уже предложила. Права человека – это права геев, как сказала г-жа Клинтон, потенциальный кандидат от демократов на выборах 2016. Для решения проблемы безработицы – не предложено вообще ничего, кроме создания экономики услуг и экономики иллюзий. Для решения проблемы Востока предложена война: десять лет назад количество агрессивных исламистов составляло несколько сотен, а теперь тоже несколько сотен, но уже сотен тысяч. Дестабилизированы Ирак, Ливия, Сирия, не решена проблема Афганистана… впрочем, все это уже проговаривалось много раз. Америка не только не решила проблему, но многократно ее усугубила.
Теперь – должен предлагать кто-то другой. А потом – не только предлагать, а браться и делать. Или – Аргентина. Другого выбора нет.
Трудно? А как насчет первых лет советской власти? В каком положении была наша страна? Но ведь предлагала и делала! И кто скажет, что СССР даже в первые годы своего существования не бы важным игроком на мировой арене?
Давайте, посмотрим на предыдущие удачные примеры модернизации.
Сингапур. Насильственное национальное примирение – Сингапур находится на стыке буддистской и малайской культур. Даже сейчас там за националистическое высказывание в Интернете можно получить реальный тюремный срок. Суровое навязывание порядка с запредельными штрафами за самые мелкие правонарушения, такие как выбрасывание мусора на улицу – все правильно, тех, кто никогда не жил при порядке, надо к нему приучать. Отказ от демократии, диктатура – Ли Куан Ю, архитектор «сингапурского чуда» понимал, что если например, разрешить свободные выборы в парламент, то китайцы создадут свою партию, а малайцы свою и межнациональный конфликт никуда не уйдет, он перенесется в парламент, чтобы потом при малейшем удобном случае выплеснуться на улицу – как и произошло на Украине. И, конечно же – экономическая модернизация – трудолюбие, преследование коррупции, приведение законодательства к международным стандартам. Но есть еще одна составляющая успеха, на которую думаю не все обратили внимание. Экономика – стала приоритетной в Сингапуре только после насильственного запрета на обсуждение тем политики. То есть – экономическая модернизация и активная политическая жизнь, реальная политическая конкуренция – несовместимы! И примеры – положительные (Китай, Сингапур) и отрицательные (Украина, Россия в 90-е) это подтверждают. Посмотрите, что происходит на Украине. В обанкротившейся стране, при только что прошедшей революции и бегстве части элиты – оказалось, что самый главный вопрос, который в Раде сочли необходимым рассмотреть в первую очередь – это вопрос русского языка! В стране, в бюджете которой не просто дыра – пропасть – приоритетными считаются расходы на АТО – то есть, на гражданскую войну. А после войны – планируется в приоритетном порядке финансировать вооруженные силы. Чтобы воевать с Россией! Главным торговым партнером! И главная тема украинских новостей – не сползающая в пропасть экономика, не увольнения, не падение курса гривны, не неспособность большинства заемщиков обслуживать нахватанные в валюте кредиты, не отключенная в столице горячая вода – а война и полумифическая агрессия России.
И в России в конце восьмидесятых – начале девяностых – под аккомпанемент трескучих выступлений депутатов и реальной политической конкуренции, под обсуждение вопроса пакта Молотова-Риббентроппа и количества жертв 1937 года – разрушили экономику, кончили отраслевые связи, лишили граждан сбережений, приватизировали общенародное достояние, провели деиндустриализацию. И заметьте – практически ничего из того, что было сделано в экономике в 90-е – не привело к созиданию - одно разрушение, один обвал. Не было создано ничего, чем мы могли бы гордиться. И практически всю свою двадцатитрехлетнюю историю Россия не идет вперед, Россия преодолевает последствия того, что было сделано в конце 80-х – начале 90-х. Импортозамещение, выстраивание заново кооперационных связей. Вот, гибнут верфи в Николаеве, способные строить авианосцы – а нам надо строить такие верфи с нуля. Вот гибнет завод вертолетных двигателей – а нам надо строить аналог с нуля, иначе у нас остановится производство вертолетов, востребованного, экспортного товара.
В то же время – Китай провел модернизацию, отказавшись от демократии, причем отказавшись конкретно, расстреляв тех кто ее требовал на площади Тянь Ань Мынь – и сейчас широко шагнул в двадцать первый век, заменив СССР в красном углу ринга. А мы, Россия – младший партнер Китая. Ну, зашибись просто…
Вывод первый – при экономической модернизации отказ от демократии обязателен. Модернизация и демократия несовместимы.
Второе. Сейчас – в мире идет реванш двух направлений политической и общественной мысли – агрессивный ислам и агрессивный национализм. К сожалению - в России есть и то и другое.
Проблема в том, что они – бесплодны. И Украина это показала. Радикальные националисты, скинув власть – оказались полностью беспомощными, и все на что их хватило – передать власть гнилой насквозь Раде, а та в свою очередь – передала ее напрямую олигархам. Украина - представляет собой опасный прецедент, когда власть от избранных обществом политических лидеров – на всей или отдельной части страны. Днепропетровск по сути захвачен командой банка Приват, ее влияние распространяется на Запорожье и Одессу, предпринимаются попытки распространить влияние и на другие регионы. Власть команды Приват – это власть батальонов смерти, это физические расправы над несогласными, это автомат, который держит в кабинете Корбан. Наконец, это сепаратизм. Корбан открыто говорит, что собирается строить европейскую страну в центре Украины – и плевать, что об этом думают остальные, в том числе и Киев.
Агрессивный ислам – это тупое уничтожение всех, кто неверный, кто отличается от тебя. Но при этом – он так же бесплоден, египетская революция и приход к власти Братьев – мусульман закончились так же плохо, как и Майдан 2014. И там и там – революционеры не смогли предложить своему народу никакого иного пути кроме того, что уже был, и там и там – экономическая ситуация в стране только ухудшилась.
Россия – если хочет быть великой державой – может и должна ответить на эти вопросы.
Ответ – видимо, может быть как капиталистическим, так и социалистическим, но он должен включать в себя два основных компонента. Первый – обязательная деолигархизация как следствие отказа от демократии. Демократия как раз и порождает олигархию, ибо демократические выборы – это во многом конкуренция бюджетов, отпущенных политическим силам на продвижение во власть. Второе – отказ от публичной политики и угоду экономике. Третье – сотрудничество с другими странами, прежде всего с близлежащими с целью найти свое место в мировой или региональной экономике. Четвертое сокращение расходов на государственный аппарат и элиты и за счет этого – снижение налогов. Вот так вот – очень общо, но чтобы раскрыть это – потребуется целый научный труд.
Третье. Россия – может стать значимой фигурой в международной политике и экономике лишь будучи лидером группы стран. И мое предложение в связи с этим – стать лидером группы отверженных стран, стран, находящихся в конфликте с Западом. Первое что приходит на ум – шиитская связка Иран-Ирак-Сирия-Ливан. Второе – Куба-Никарагуа-Венесуэла. И там и там – мы должны поставить цели. Первое – обеспечение безопасности этих стран. Как на военном уровне, так и на политическом, то есть защита от беспорядков и революций, инспирированных Западом. Второе – совместная экономическая модернизация. Третье – постепенная политическая модернизация, но только после экономической. Пример Ирана, очень яркий – экономика под санкциями, общественные отношения очень отсталые – реакционная теократия. Политическая модернизация этой страны в теперешних условиях – почти гарантированный развал, но именно этого и добивается Запад и Израиль. Мы – если хотим что-то значить в мире – должны играть на другой стороне и не допустить этого. Дивиденды – реальные, и реальное место игрока высшего уровня – нам принесет не сотрудничество с Западом, а противостояние Западу. Рынки уже поделены, если мы хотим свою нишу – мы должны идти туда, где нет никого другого и столбить эти места за собой. Мы должны помнить, что нет никакого другого пути к экономическому успеху – нежели искать потребителей и торговать с ними. А иранцы, иракцы, кубинцы, никарагуанцы, венесуэльцы – это прежде всего люди, рабочие, крестьяне, потребители, которые могут и производить что-то полезное для нас, и покупать произведенное нами. А не дикари и враги, как того хочет Запад.

Общий итог: двадцать первый век вполне может стать и веком России. Но для этого – нам нужно предложить миру, в особенности его отверженной и страдающей от проблем части свои пути решения их проблем. И не только предложить на словах – но и начать действовать. Только действуя – мы сможем изменить свое незавидное положение, в котором мы оказались после 1991 года.

Слава России!

WEREWOLF2014

http://werewolf0001.livejournal.com/1912215.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.