Снова в сентябре?

Ну, что? Это Третья Мировая?

http://yosikava.livejournal.com/383980.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Россия становится глобально конкурентной

Россия поднялась на 8 позиций в рейтинге конкурентоспособных стран, войдя в топ-50 ведущих мировых экономик. Из нового доклада Всемирного экономического форума следует, что наша страна скакнула с 53 на почетное 45 место.

Глобус

Всего в обзор вошли 140 стран, на которые приходится 98,3% мирового ВВП. В 2012 году Россия была на 67 месте, с тех показатели улучшаются. В этом году России удалось обойти, например, Маврикий, Филиппины и Турцию. Однако геополитика и цены на сырье могут существенно притормозить этот прогресс.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Национальное богатство России. Статистика за 1900-2000

Оригинал взят у rodemet в Сто лет Отечества в статистике. 1900-2000

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

ИЗ СТАРОГО – Александр АУЗАН: Первым делом надо уйти от войны (ИНТЕРВЬЮ) (фев 2015)

Декан экономического факультета МГУ профессор Александр Аузан о том, почему сегодня либерализация не даст никакого результата, чем может быть полезна мобилизация и что такое «шарашка лайт»

- В конце прошлого года вы писали о вероятных сценариях развития российской экономики: 50% — инерционный сценарий, 40% — мобилизационный, 10% — либерально-прорывной. С тех пор прошел Гайдаровский форум, а правительство приняло антикризисный план. Сейчас появилась какая-то ясность, какой выбор сделан?
- Этот план близок к плану 2008–2009 годов, то есть к инерционному курсу. Он не означает выбора в ту или иную сторону. Генералы всегда готовятся к той войне, которая была. В прошлый раз правительство и Центральный банк тактически неплохо справились с ситуацией, потому что устояла банковская система, было социальное смягчение и довольно быстрый выход из кризиса. А вот стратегически, на мой взгляд, плохо справились, потому что накачали зарплаты бюджетников и обязательства перед пенсионерами до уровня, который российская экономика не в состоянии тянуть. Поэтому все остальные реформы и контрреформы после 2008–2009 годов были связаны с тем, чтобы возложить на кого-то это бремя: то ли поднять социальные налоги на бизнес, то ли ликвидировать накопительную пенсионную систему.
Тот вариант, который был выбран, давал политическую поддержку, потому что это означало формирование относительного большинства людей, которые получают от государства гарантированные доходы и будут готовы поддерживать эту власть. Это в итоге сработало в 2011–2012 годах, когда возник электоральный кризис, Болотная и т. д. То есть политически этот выбор был хорош, он обеспечивал власти самосохранение, тактически он был выполнен хорошо, а с точки зрения экономики он был плохой, потому что он не дал модели, в которой страна может жить дальше.
Кризис 2008–2009 годов был всемирным. Это означает, что мы искали выход вместе с другими странами. Сейчас прежний набор мер не сработает, придется искать новые способы решения экономических проблем. Думаю, в эту сторону и будет дальнейшая работа над антикризисным планом.
- Правительство, комментируя свой план, говорит, что в нем заложена необходимость проведения в будущем структурных реформ, но каких именно и когда, не говорит. У меня эта ситуация вызывает ассоциацию с программой «Что? Где? Когда?», когда знатоки, не решив, что отвечать, берут дополнительную минуту.
- Вы абсолютно правы. Они выигрывают время. Сколько именно времени, зависит от двух факторов - от ожиданий населения и участников рынка, и от того, как будет прогрессировать кризис.
Кризис — это же болезнь, и она может принимать довольно острую форму. Ожидания, соответственно, будут меняться в зависимости от обострения кризиса. Примерно в марте-апреле ударит самая сильная волна инфляции. Одновременно, скорее всего, будет происходить сжатие наиболее гибких секторов: сервис, финансы, реклама. И это будет распространяться на промышленность, где тоже, скорее всего, начнутся сокращения. Поэтому я полагаю, что новый комплекс мер должен быть готов где-нибудь к марту. Если кроме нынешних мер не будет стратегического решения, то болезнь будет переходить в тяжелые формы.
Для стратегического решения развилка по-прежнему остается между тремя сценариями: инерционным, мобилизационным и либеральным. Игорь Иванович Шувалов, как известно, определенно высказался за либеральный сценарий в Давосе. Тут, как говорится, «дай Бог нашему теляти да волка съесть». Только я не понимаю, как реализовывать этот сценарий в условиях геополитической войны. Поэтому для меня сейчас развилка между либеральным и мобилизационным сценарием на практике выглядит так: «Что сделать легче — закончить войну в Донбассе и начать снимать взаимные санкции, прежде всего по финансовым рынкам, или, например, ввести валютные ограничения?» Второй вариант неприятен, имеет долгосрочные нехорошие последствия, но, несомненно, легче в реализации. И это уже часть мобилизационного сценария. Несмотря на заявления премьера Дмитрия Медведева на Гайдаровском форуме, что ничего такого не будет, вероятность этого сценария растет. А заявления премьера я трактую так: если будет реализовываться мобилизационный сценарий, то, скорее всего, это будет уже другое правительство России.
Что касается инерционного сценария, то он жив настолько, насколько существует надежда на рост цен на нефть. Одновременно идти в две стороны можно, если у вас очень много денег. Я по-прежнему полагаю, что достаточно вероятно появление обратных тенденций в нефтяной динамике, но очень трудно прогнозировать, произойдет это, скажем, в марте или в июне. То, когда это произойдет и насколько сильным будет отскок, определяет, можно ли балансировать в нынешнем инерционном сценарии.
- Как либерализационный сценарий связан с геополитическим конфликтом?
- Стратегический либерализационный сценарий касается крупного бизнеса и связан с конкурентной политикой.
Если мы обратимся к тому, как работает рынок, то поймем, что только при нулевых трансакционных издержках рынки сами приходят в равновесие, и распределение ресурсов становится оптимальным. При этом, чем выше у вас издержки, тем сильнее отклонение. В таком случае оптимальное распределение должно достигаться системой правил, текущей политикой и прочим. Издержки у нас высокие, я бы сказал, колоссальные. Поэтому у нас потребность в промышленной политике, так же как потребность в институтах, большая. Вот это и есть, я бы сказал, реализация стратегического либерального варианта: делайте правила, делайте промышленную политику, которая должна быть совместима с конкурентной, иначе мы монополией «национальных чемпионов» окончательно добьем конкурентную среду.
- Опять же, как созданию правил мешает геополитический кризис?
- Создание правил иногда может действовать быстро, а иногда требует нескольких лет. Поэтому я бы сказал, что делать эти реформы можно, но они не дадут эффекта.
В чем эффект либерального сценария? В том, что страна становится привлекательной для частных инвестиций, своих и чужих. А у нас такая ситуация, что самые крупные чужие инвестиции отрезаны, а свои заблокированы высокими транзакционными издержками, рисками и страхами. В кризис нужен быстрый результат. Мобилизационный сценарий в этом смысле грубее и проще. Он говорит: «Да бог с ним, что невыгодно вложение, мы это делаем просто ради чего-то», хотя на самом деле ради сохранения власти и ее продления, там уже другая мотивация.
- Получается, что дешевая нефть ведет нас к мобилизации, дорогая — к инерции, а к либерализации нас ведет только окончание геополитического конфликта. Так?
- Похоже. Мне эта формула нравится. Либерализации вообще не очень зависит от цен на нефть. Хочу заметить, что при возникновении медведевского курса нефть была несущественна. Необязательно национальные изменения должны быть вызваны внешним шоком, таким, как цена на нефть. Может быть внутренний спрос на институты. Например, произошел раздел основных активов, и дальше возникает проблема: захватить чужие активы слишком дорого и сложно, значит, нужно улучшить эксплуатацию своих. А для этого нужно менять и делать правила, рассчитанные не на войну всех против всех, а на успешное использование того, что у тебя есть. Это внутренний спрос. На мой взгляд, в 2007 году движение началось ровно в эту сторону. Кризис 2008 года, а до этого еще и грузинская война включили другие стимулы и интересы. Но в целом в нынешней ситуации я считаю, что без прекращения вот этого геополитического противостояния либеральный сценарий крайне маловероятен.
- Тогда перейдем к инерции. Лично в моем представлении инерция имеет какую-то негативную коннотацию. Есть у нее положительные стороны?
- У инерции есть одно преимущество, в том числе с точки зрения текущего русского общественного сознания, — это сохранение статус-кво, сохранение привычки. Я не раз говорил о том, что российской социокультурной спецификой сегодня является высокий уровень избегания неопределенности. Это, кстати, опять-таки плохо для либерализационных сценариев, потому что там нужно идти на какие-то риски. Именно поэтому инерционный сценарий, в котором мы живем много лет, всегда выигрывал при выборе между другими. Причем он в себе всегда содержит зародыши всех остальных сценариев: чуть-чуть вот этого и чуть-чуть того. Главная задача инерционного сценария — не свалиться в какую-нибудь крайность, а сохранять то равновесие, которое было достигнуто когда-то путем вот такого маневрирования.
Вот пример из сегодняшней практики. Можно ли не вводить валютные ограничения и при этом вбрасывать государственные деньги, например, через госкомпании? Можно, если вы ручным управлением ведете эти госкомпании и следите, чтобы эти деньги не вывели из страны. Но вам для этого требуется еще одна вещь: чтобы люди верили в то, что это у вас получится. Потому что, на мой взгляд, тот, извините, обвал 15 декабря случился не потому, что Центральный банк не справился с задачей, а потому что рынки не верили, что он справится с задачей ручного управления деньгами для «Роснефти». Похоже, что деньги эти не выходили на рынок, но рынки сказали: раз их дали, значит, они окажутся на валютном рынке, все.
- Кстати, недавно «Роснефть» снова провернула аналогичную операцию, предположительно получив деньги от ЦБ, но такой же реакции на валютном рынке уже не было.
- К вопросу об инерционном сценарии. Возможен ли инерционный сценарий в нынешней ситуации? Да, возможен. В этом смысле президент совершенно правильно сказал: «Вводите ручное управление». Ручное управление и есть способ сохранения инерционного сценария в нынешних условиях, тогда можно не вводить валютные ограничения, не заниматься сочетанием конкурентной и промышленной политики, не создавать какие-то новые сложные институты, во многом переходные, и прочее, а разруливать каждую ситуацию штучно. Замечу, это опять методы преодоления кризиса 2008–2009 года, тогда ситуация была в ручном режиме. И сейчас впереди много ситуаций, которые придется решать таким образом.
- Тогда что касается мобилизации, которая, видимо, выглядит все более вероятным вариантом. Можно один раз напрячься и мобилизоваться, но это не похоже на экономическую модель: мобилизация не может происходить в продолжительном времени. Мы один раз напряжемся, а дальше?
- Россия уже неоднократно проходила через эту динамику: мобилизация, рывок, подрыв человеческого потенциала, демобилизация. Два крупных примера — мобилизация петровская и сталинская. Это дает краткосрочные, в лучшем случае среднесрочные положительные эффекты. Дальше начинаются эффекты отрицательные. В жестких вариантах начинается убыль населения.
Сейчас, в нынешней России с открытыми границами, при отсутствии массового репрессивного аппарата и тому подобного, мы рассматриваем «мобилизацию лайт». Здесь не будет манипуляции населением, здесь будет манипуляция только ресурсами. Как можно манипулировать ресурсами? Если говорить о манипуляции деньгами, то история «Башнефти» — это такой забавный пример. И таких объектов довольно много. При необходимости их можно, например, продать госкомпании или продать и передать деньги госкомпании на конкретный проект. Это, в общем, инструмент, который уже сработал, прецедент уже создан для таких вещей.
- По сути, это тот же самый пересмотр итогов приватизации, но уже под другим соусом: не для восстановления социальной справедливости, а для мобилизации денежных средств.
- Да, конечно, это размывание прав собственности. В этом смысле это ухудшение институтов, конечно, и удар по будущим возможностям либеральных вариантов.
- А чего мы хотим добиться с помощью мобилизации? Какие задачи мы реально сможем решить с её помощью?
- Мобилизационный вариант ставит перед российским рынком инноваций новые задачи. Санкции впрямую ударили по хайтековскому оборудованию для нефтегазовой отрасли и по определенным видам электроники. Какие-то вещи для того же «Газпрома» и нефтяных компаний отечественная промышленность делать может. Но развитию инноваций мешают препятствия, связанные с устройством наших трансакционных издержек. Значительная их часть — это откаты, в том числе и поставщикам с мировых рынков. Чтобы сделать сколько-нибудь конкурентоспособную разработку, придется ее удешевить, а для этого необходимо что-то сделать с этой системой откатов.
Но есть еще более крупный вызов. Он как раз связан с имеющимся военно-политическим противостоянием, которое, надо сказать, является стимулом для инноваций.
- Как военно-политический конфликт двигает инновации?
- Инновации навязываются либо через тонкости управления спросом: маркетинг, рекламные ходы и т. д., либо гораздо проще — избирателю говорят: жить хочешь — надо вкладываться в инновации, потому что это вопрос выживания страны. В этом случае инновационная политика реализуется в оборонно-промышленном комплексе.
- Это уже похоже на «шарашку». В нашем случае опять же получается такая «шарашка лайт».
- Действительно, человек, который входит в какие-то тонкие и передовые разработки в оборонной промышленности, надолго лишается возможности выезда и в этом смысле, да, он попадает в такую довольно просторную «шарашку». Ездить отдыхать он будет в Сочи и Крым. И его семья тоже. Поэтому есть отдельный вопрос о том, как обеспечивать качественный человеческий капитал для этих инноваций. Ведь для многих большой вопрос — стоит ли так ограничивать свою свободу для того, чтобы иметь карьеру и успех.
Я вообще считаю, мобилизационный вариант упрется в человеческий потенциал. Но если в самом грубом варианте он упирается просто в уничтожение населения, то здесь он упрется в недостаток высококачественного человеческого капитала. Потому что не думаю, что «креаклы» очень настроены на мобилизационный вариант. Они предпочли бы более мирные свободные и широкие формы жизни, что, кстати, и больше соответствует характеру их труда.
- Какие институты требуются для мобилизации? Какие из них у нас уже есть, а какие нам придется построить, если мы пойдем по этому пути? Например, суды нужны для мобилизационного сценария?
- Нет.
- А борьба с коррупцией?
- Борьба с коррупцией — да, потому что, как я уже говорил, придется решать вопрос с откатами. Но коррупция — очень широкое явление, и в данном случае это коснется только определенных ее видов и, например, вообще не коснется низовой коррупции.
- А качественное госуправление, о котором говорят Греф, Кудрин и другие, нужно для мобилизационного сценария?
- Нужно, только другое. Вообще для мобилизационного варианта государство — страшно важный игрок. Чуть ли не единственный. Поэтому, конечно, он должен играть хорошо, чтобы верно принимать решения в этом режиме ручного управления, верно определять точки приложения усилий. Поэтому нужно, по существу, создание некоторых центров и точек ручного управления, какие-то организации и коллегии, которые будут этим заниматься. Нужен подбор людей, экспертов, которые выносят предварительные варианты решения о том, например, «Мечел» — стратегическое предприятие или нет. Вот решили, что стратегическое. И это опять ручное управление, это признаки мобилизационного варианта «лайт».
- Если нам удастся улучшить качество госуправления, сможем ли мы впоследствии использовать его, например, для либерализационного сценария? Вообще, можем ли в период мобилизации получить какие-то результаты, которые потом можно использовать с другими целями?
- Нет, потому что полученные результаты будут заточены под другие цели.
- Если мы ничего, что нам пригодится в будущем, не получим, тогда можно ли сказать, что мы что-то потеряем?
- Меня очень интересует, что будет после кризиса, после 2020 года. Потому что если мы сейчас путем сворачивания инвестиций в человеческий капитал бросим это в оборонно-промышленный комплекс, в социальную поддержку населения, помощь банкам, промышленным предприятиям и подорвем воспроизводство человеческого капитала, то мы проиграем будущее. Потому что среди экономистов сегодня существует почти консенсус о том, что мировая конкуренция 2020 годов — это конкуренция за высококачественный человеческий капитал, а не за минеральные ресурсы. Это видно в той жесткой войне, которую ведут саудиты для того, чтобы не появилась искусственная нефть и газ. Можно сказать, они сейчас одни встали на защиту нашего благосостояния против инновационной экономики.
- То есть мы, скорее всего, выберем мобилизационный вариант, через 2-3 года он сам собой иссякнет, резервы кончатся, и в итоге мы окажемся перед тем же выбором, что и сейчас. Можно сказать, что вот уже тогда нам ничего не останется, кроме как идти по либерализационному сценарию и заканчивать геополитический конфликт?
- Я все-таки надеюсь, что геополитический конфликт закончится раньше. Но я все время полагаю, что мировая война дремлет за дверью. Первым делом надо уйти от войны.
- Получается, что через 2-3 года мы окажемся перед выбором между большой войной и либерализацией?
- Нет. Во-первых, я все-таки рассчитываю, что мы уйдем от войны. Причем я имею в виду не только Россию, но и мировое сообщество. Во-вторых, структура сценариев, о которой я говорил, сориентирована на решение той проблемы, которая названа словом «замедление», то есть у нас сейчас останавливается инвестиционный мотор. Его можно запустить тем или иным способом, поэтому я говорю: вот либеральный сценарий, вот мобилизационный. Структура сценариев в 2017–2018 годах будет зависеть от того, как будет формулироваться главная проблема. Может быть, постановка другой проблемы вызовет другой набор вариантов ее решения. Поэтому давайте не будем из февраля 2015-го пытаться предсказывать 2018-й. Это довольно трудно. Давайте только готовиться к тому, что и 2018-й, и 2020-й, я надеюсь, наступят.
Александр АУЗАН — экономист, д. э. н., профессор, декан экономического факультета МГУ им. Ломоносова, основатель и зав. кафедрой прикладной институциональной экономики экономического факультета МГУ. Член Экономического совета при президенте РФ, правительственной комиссии по проведению административной реформы, Консультативного совета по оценке регулирующего воздействия при Министерстве экономического развития РФ. Президент Института национального проекта "Общественный договор", один из основателей группы "СИГМА", общественный деятель, публицист, член различных коллегиальных органов управления.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Аузан,_Александр_Александрович

Сноб, 09.02.2015
http://snob.ru/selected/entry/87468
Примечание: все выделения в тексте – мои.
 

http://loxovo.livejournal.com/6894538.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Хирурги из Минфина

Россиян уже в будущем году ждет резкое сокращение социальных расходов и постепенное, в течение нескольких лет, повышение пенсионного возраста до 65 лет. Хуже российской экономике быть уже не может, оптимистично считает министр экономического развития Алексей Улюкаев. Эльвиру Набиуллину на фоне пикирующего рубля признали лучшим главой Центробанка.

Подробнее

http://beloedelo-spb.livejournal.com/991474.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Экономист Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ: Кастрация региональных элит

Дело Гайзера заставляет задуматься о новшествах, вносимых Кремлем в выстроенную им в XXI веке властную вертикаль. Общественный договор центра и регионалов на основе принципа «обогащайтесь, но подчиняйтесь» дает явные сбои
Для того, чтобы лучше понять смысл происходящего, не нужно вникать в подробности: кто, как и чего. Технология обретения регионалами активов представляет, несомненно, большой интерес, но не в ней суть. Куда важнее для начала взглянуть отстраненным взглядом на внутреннее устройство феномена, который некоторые политологи и историки называют «Русская система».
Служилое государство
Путинская вертикаль в своих коренных качествах воспроизвела традиционную для Московии власть, где верховный правитель (в современной терминологии – президент) делегирует лично зависимым от его милости сатрапам (называемым ныне губернаторами) полномочия по управлению провинциями. Они сопровождаются негласным дозволением обращать в собственное владение региональные ресурсы и генерируемые ими денежные потоки, если таковые не представляют особой ценности для центра. Разумеется, это дозволение нисколько не исключает формально внеправовой характер подобного положения дел, но именно благодаря таковому и при наличии в подчинении у суверена  репрессивного аппарата (от следствия до суда) обеспечивается личная зависимость высокопоставленных управленцев.
В обмен на доступ к ресурсам и связанным с ними благам ради реализации собственных эгоистических интересов (современный вариант практики кормления) губернаторам предписано  служить «царю и отечеству»: обеспечивать какой-никакой порядок на вверенной территории и, главное, лояльность ее обитателей Кремлю. Последним, в лучшем случае, предоставляется право жаловаться (в карикатурном виде оно реализуется в ходе телевстреч с президентом), но не протестовать.
Губернаторы должны подавлять открытые манифестации недовольства, хитро комбинируя кнут и пряник. Между прочим, когда центр не очень щедр на межбюджетные трансферты, пряники им приходится скрепя сердце доставать и из отжатых ресурсов: курируемые фирмы побуждаются к «социально ответственной политике» (например, сохраняют в любой ситуации рабочие места). Платят, конечно, фигу, но формально губернатор может с чистой совестью рапортовать в центр о низком уровне безработицы.
Вот так и жили-были и не тужили верховный правитель и его сервы-губернаторы, «дондеже не настал потоп». В 2008-2009 гг. пронесло, нагрянувшие было волны кризиса быстро схлынули, и нефть по $ 110-120 вновь казалась неиссякаемым источником благодати. Но недолго музыка играла.
Пересмотр
Нефть стабильно ниже $50, санкции продолжаются, военное противостояние с Западом нарастает. А тут еще собственное  правительство лезет с прогнозом, где нефть по $30. Бюджет никак не сверстать. Пенсионерам нечем платить. И на кремлевской стене все чаще проступают грозные слова «мене, текел, фарес».
Региональные же элиты продолжают свой пир как ни в чем не бывало. Нехорошо получается. И центр взялся за изъятие освоенных региональными верхушками ресурсов. Ранее он прибегал к этому только в отношении губернаторов-шантажистов, которые намеренно разваливали регион ради выбивания денег из Кремля. Лопались трубы, мерзли люди, гас свет (ау, господин Наздратенко, где вы сейчас?). Да и личная судьба этих типов не доводила их до «аквариумов» в залах судебных заседаний и наручников судебных приставов.
А на Сахалине и в Коми было вроде как всё более-менее. Гайзера так вообще президент даже хвалил, давая ему добро на новый срок (не тюремный) в 2014 году. И кто решится утверждать, что деяния его бригады не были известны уважаемому гаранту нашей Конституции? Никогда не поверю, что доблестные чекисты не кладут ему по таким случаям «особые папочки», которым позавидовал бы сам Остап Бендер. Впрочем, гражданину Корейко было до нынешних далеко: на личные самолеты не претендовал (едва согласился верблюда купить), в оффшоры деньги не отправлял (все в чемоданчике держал).
Если так и дальше пойдет, то выражение «положение хуже губернаторского» может снова обрести актуальность. Только теперь угроза будет исходить не от эсеров-террористов, а от Кремля, который изрядно обнищал и вследствие этого озверел. Накрывает разом всю сеть, а сетевое имущество на себя переводит. Новые же команды вынужденно будут (по крайней мере, поначалу) довольствоваться малым.
И что самое противное: укоренившиеся на местах ОПГ (организованные правящие группировки) теперь не имеют твердых гарантий; не уверены, что не перешли некую «красную черту», которая заметно сжимает ранее заповедную территорию. Ну и вообще абсурд. Не должны же, в конце концов, российский губернатор и его окружение жить на одну зарплату. Не в Аризоне, чай.
Итак, неформальный договор пересматривается. Вторая его часть («подчиняйтесь»), безусловно, сохраняется и еще более усиливается. А вот относительно «обогащайтесь» появляются большие вопросы. Касаются они двух вещей: как и в какой степени?  Конечно, судьба русских крестьян, поверивших в середине 1920-х аналогичному бухаринскому призыву, всем региональным лидерам вряд ли светит, но каким образом и до каких пределов свернуть налаженное годами дело, тоже непонятно. Разве что напрямую об этом спросить и добровольно себя кастрировать, но так там не принято.
И что характерно
Сообщают, что Гайзера поймали в «корчме на литовской границе» (готовился вылететь из страны). А некто близкий ему господин Зарубин с состоянием в $600 млн уже в Германии (вроде как кто-то слил ему информацию о готовящемся захвате). Много раз уже писал, и неохота повторяться, что в России собственности нет. Толковый (таких крайне мало) американский экономист Мансур Олсон как-то сравнил российских «собственников» с собаками, которые в силу каких-то случайных обстоятельств завладели костью. Но в любой момент прибежит более сильная собака – и отнимет.
От себя добавлю, что собственности нет здесь потому, что сама личность несвободна. И что, говоря строкой одного современного поэта, «раб, по прихоти тирана возвышенный, – все тот же раб». А можно вспомнить немодного ныне Н.Г.Чернышевского с его «жалкая нация, нация рабов, сверху донизу – все рабы» (сегодня явно получил бы за это обвинение по ст. 282 УК). Возвышенные рабы наверху осознают это куда лучше нас с вами.
В этой связи у меня всегда был один вопрос: почему они массово не валят отсюда? Вовремя, пока жареный петух известно куда не клюнул. Компромат? Ну, живет же спокойно себе в Германии Альфред Кох, а во Франции – Олег Чиркунов, бывший пермский губернатор. Первый вовсю костерит российский режим, а второй – глухо молчит, хотя однажды сказал, что выбрал французскую глушь, потому что русских там нет.
И не находил я ответа на этот вопрос, пока не прочитал о жизни князя Курбского в Литве. Этот первый политэмигрант никак не мог укорениться в новой среде. То жену (знатную польскую княжну) изобьет, а та – в суд и на развод; то евреев-кредиторов в пруд с лягушками посадит, и те туда же. Правильно говорят: можно выгнать Дуньку из колхоза, но не колхоз из Дуньки.
Все дело в том, что наши господа станут там свободными людьми. От тирана они избавятся, но зато и своих холопов потеряют. А жить без них им невмоготу. Некого кортежами давить. Идешь (или едешь), как самый обыкновенный гражданин. Все вокруг – ноль внимания. Денег – куча, но никто тебе не лижет. Правда, такое терпеть никак невозможно?
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ — экономист и журналист, к. э. н. Главный научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета Санкт-Петербурга, профессор кафедры институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала ГУ ВШЭ. Сфера научных интересов: теория общественного выбора (в частности, теория поиска ренты), экономика бюрократии и коррупции, конституционная экономика, новая институциональная экономическая история, австрийская экономическая школа.

Фонтанка.Ру, 25.09.2015
http://www.fontanka.ru/2015/09/25/076/
Примечание: все выделения в тексте – мои.

РАНЕЕ НА ЭТУ ТЕМУ:
Политолог Николай ПЕТРОВ – «Комичная » ситуация: почему региональные элиты теперь не важны
http://loxovo.livejournal.com/6887040.html
Константин ГААЗЕ - Сценарии посадок: чем опасно для Кремля дело Гайзера
http://loxovo.livejournal.com/6885842.html
Владислав ИНОЗЕМЦЕВ: Ошибка, которая может стоить Путину власти
http://loxovo.livejournal.com/6879188.html

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
"Если нет хлеба, в ход идут зрелища"
www.rosbalt.ru/main/2015/09/21/1442825.html
Екатерина ВИНОКУРОВА: Право сильных
«Дело Гайзера» как символ торжества силовиков: в АП о грядущем задержании главы Коми не знали до последнего
После ареста уже второго губернатора за последние полгода нужно констатировать: силовики  заметно усилили свое влияние на внутреннюю политику. Настолько, что администрацию президента уведомили о решении задержать главу региона и членов его команды в самый последний момент. Но есть и другие бенефициары истории с задержанием Вячеслава Гайзера, а эксперты предупреждают о рисках недовольства региональных элит.
http://znak.com/moscow/articles/21-09-21-24/104464.html
Владимир МИЛОВ поделился версией об аресте главы Коми Гайзера
http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/09/20/1442355.html
https://www.facebook.com/milov.vladimir/posts/931546993583643
Политолог Николай ПЕТРОВ: Гайзер стал жертвой борьбы за ресурсный пирог
http://www.rosbalt.ru/main/2015/09/21/1442763.html
Андрей ПИОНТКОВСКИЙ: Власть "делом Гайзера" отводит обвинения в коррупции от себя
http://www.rosbalt.ru/main/2015/09/21/1442789.html
Дмитрий ОРЕШКИН: Арестом руководства Коми силовики нанесли ответный удар либералам в правительстве
http://www.rosbalt.ru/main/2015/09/21/1442700.html
Политолог Игорь БУНИН: Нельзя исключать, что вслед за главой Коми будет арестован Турчак
http://www.rosbalt.ru/main/2015/09/21/1442752.html

http://loxovo.livejournal.com/6890173.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Медный бунт 360 лет спустя

*ЕАЭС обсудит возможность привязки акцизов на сигареты и алкоголь к евро
Акцизы на алкоголь и табак предложили считать в евро.

Что такое акциз?
Акциз - это косвенный налог на потребителя, в данном случае акциз ударит по потребителям алкоголя и табака, то есть практически по всем гражданам.

Если отбросить всю шелуху, то в России хотят начать налоги собирать в твердом евро, а пенсии и прочие зарплаты платить обесценивающимися рублями. Постойте, я о таком уже читал.

Да-да. Это чисто путь медного бунта 1662. Тогда Россия вела уже много лет тяжелую для экономики и государства войну в Украине. Мы пока еще только в начале этого пути. Тогда для пополнения бюджета вводилось множество косвенных налогов на горожан (Соляной бунт 1648+370=2018), а потом вообще пошли на открытое мошенничество. Стали чеканить медную монету, а налоги собирать серебром. В итоге курс медного рубля к тогдашнему аналогу евро вырос до 30 медяков за серебряную монету. Народ восстал, плохих бояр покарали, Романовы удержали власть, задавили протесты и победили поляков, ограбив при этом русские города, да так, что они до сих пор выглядят убогими по сравнению с польскими, не говоря уже о немецких.

Вообще же я еще в 2008 году продвигал идею 360-370 летних циклов развития России. Россия вечно повторяет один и тот же путь. От краха к возвышению, кризису, затем тирану, застою и разрушению. Мы как и 360 лет назад воюем за Украину, как и тогда, мы усиливаем государство. Но кончится все это опять в итоге плохо. Новый Петр реформатор будет в конце 21 века, а Сталин-Иван Грозный в 2300 году.

Но только есть одно но. Я тогда еще удивился, однако наибольшего богатства русские люди достигли именно при ранних Романовых. То есть, прошла великая Смута, казалось бы, все в разрухе, а на деле, крестьяне почти все производимые ресурсы оставляли себе и жили не очень плохо, государство то слабо еще, обобрать до нитки пока еще не может. Однако по мере укрепления центральной власти и бюрократического аппарата росли и подати, достигнув при Петре, просто немыслимых пределов. Так что несмотря, на рост величия и территории, жить обычному русскому человеку было все тяжелее и беднее. Делайте выводы. Возможно, именно в нулевые путинские годы русские люди жили максимально сытно в этом новом 360-летнем периоде нового колеса русской истории.

http://chest-i-razym.livejournal.com/688873.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Украинское счастье

На Украине народ понемногу приходит в себя, но всё же гордость (или что там у них?) не позволяет им признаться в глупости своего поступка два года назад. Ведь с чего всё началось? С проплаченной западными структурами акции в поддержку губетельной ассоциации с ЕС. Она не давала Украине абсолютно ничего, но открывала украинский рынок для выкачивания из него денег на Запад. Ну и некоторым было бы проще покинуть страну, всех гениев бы высосали к себе западные концерны.

Как это могло произойти, если бы всё пошло без проблем? А очень просто. Украинский рынок открывается для западных товаров. Западные кредитные институты пустили бы к себе украинские финансовые институты под залог украинских же объектов. В итоге за 10 лет высосали бы из Украины всё, как из той же Греции. Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

15 лет вставания с колен на уши в цифрах

Оригинал взят у vlad_zhukovsky в 15 лет вставания с колен на уши в цифрах


Не нужно называть процесс структурно-технологической деградации, оффшоризации собственности и финансовых потоков, долларизации бюджета, финансовой системы и экономики, углубляющейся деиндустриализации и дезинтеграции, примитивизации производства, деградации общества и люмпенизации трудовых ресурсов "вставанием с колен". Частичная национализация и социализация экспортной, природно-сырьевой ренты через бюджетно-фискальный механзим подбросила пару крох "низам" и позволила появиться на свет немногочилсенному (10-15% населения) среднему классу в период сырьевого супер-цикла ("тучные нулевые" обеспечены 4-6 кратный ростом цен на сырьевые активы на товарно-сырьевых биржах, падением процентных ставок в базовых валютах фондирования, колоссальным притоком "горячего" капитала и кредитов на развивающиеся рынки, а также надуванием пузырей на финансовых рынках) не изменила глубинную суть власти: либероидный, компрадорско-олигархический пакт власти и офшорной аристократии в силе. Вопрос о власти и собственности стоит так же остро, как и сто лет назад. И до тех пор, пока он не будет решён, Россия будет оставаться сырьевой колонией и трофейным пространством для сырьевых олигархов, спекулянтов, клептоманов, транснационального капитала и глобального бизнеса.

http://westaluk.livejournal.com/341444.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

10 простых правил экономии в кризис, которые работают

Оригинал взят у luckyea77 в 10 простых правил экономии в кризис, которые работают

В условиях кризиса перезагрузка прежнего образа жизни на режим экономии становится модным трендом. Не удивительно. Еще каких-то два года назад инфляция в России не превышала 6,5%. Сейчас цифры двузначные. По некоторым прогнозам рост цен до конца года составит выше 15%. Как этот скачок повлиял на жизнь каждого из нас, как смягчить негативный эффект и на чем, собственно, сэкономить, читайте в материале «Рамблер.Финансы».

Какова инфляция сегодня?

По данным Росстата в прошлом году инфляция составила 11,4%, что сопоставимо с ростом цен в кризисном 2008-м году. Продукты подорожали на 15,4%, а непродовольственные товары – на 8,1%. В декабре 2014-го Росстат давал оптимистичные прогнозы - 7,5%. Однако уже в первые месяцы наступившего года стало ясно: цены вырастут значительно сильнее. На днях Центробанк озвучил ряд неутешительных прогнозов на конец 2015-го. Даже по официальным оценкам до конца нынешнего года цены вырастут минимум на 13%.
Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...