Иноземцев: Девальвация не всегда стимул, сейчас скорее тормоз

Эта проблема актуальна и для Украины, и для России. Экономики обеих стран испытали девальвационный шок в прошлом году, когда национальные валюты стремительно обвалились. Это вызвало в свою очередь большую инфляцию и падение реальных доходов населения.
Однако многие экономисты успокаивали людей тем, что девальвация приведет к сокращению импорта и росту экспорта, так как наши товары на мировом рынке становятся дешевле, а импортные - дороже. И это приведет к росту экономики почти в автоматическом режиме. Должен сказать - такую точку зрения поддерживал и я.

Доктор экономических наук Владислав Иноземцев на страницах издания подверг подобные взгляды серьезной критике в своей статье

Дешевый рубль опасен для России /Владислав Иноземцев/


Многие экономисты убеждают нас в том, что ослабление рубля приведет к импортозамещению, росту промышленности и к преодолению сложившегося тренда на рецессию. В качестве доказательства приводят примеры из российской истории 1999–2000 годов, а также вспоминают преодоление азиатского кризиса 1997–1998 годов. К сожалению, эти успокаивающие рассказы не имеют отношения к современным реа­лиям и не должны приниматься всерьез.

Прежде всего следует заметить, что из прежних закономерностей сегодня в силе остается одна – снижение импорта по мере нарастания девальвации. В исследовании Financial Times говорится о том, что снижение курса национальной валюты на 1% ведет к падению импорта на 0,40–0,55% – и лаг между первым и вторым достигает 9–12 месяцев. Эта связь хорошо прослеживается и в России: резкое, почти на 30%, падение рубля к доллару в четвертом квартале 2014 года обусловило снижение импорта на 40,5% год к году во втором квартале 2015–го. Однако такое снижение импорта, к вящему разочарованию чиновников от экономики, не вызвало оживления внутреннего производства: промышленность, за исключением добывающих отраслей и ЖКХ, сократилась на 7,4%.

Причина происходящего проста: люди чувствуют, что они быстро становятся беднее. В таких условиях граждане инстинктивно начинают тратить меньше, ожидая еще более тяжелых времен. Именно поэтому промышленность не может рассчитывать на рост, основанный на внутреннем спросе.

Однако кроме этой, есть и другие проблемы. В той же Азии в конце 1990–х годов экономики довольно быстро восстановились за счет роста экспорта: в США и Европе корейские, тайваньские и малайзийские товары резко подешевели, и спрос на них за рубежом скомпенсировал снижение их потребления внутри страны. Однако недавнее исследование Всемирного банка по 46 развитым и развивающимся экономикам показало, что в 2004–2012 годах эффективность девальвации валют для стимулирования экспорта была вдвое меньшей, чем в среднем за период 1996–2003 годов.

Российский случай и в этом аспекте особенно проблемный. В отличие, например, от Южной Кореи 1997–2001 годов – классического примера спровоцированного девальвацией роста экспорта (+43% 2001/1997) – Россия не имеет конкурентоспособных экспортных товаров, цена которых могла бы упасть от обесценения рубля. Если в Южной Корее в 1998 году на долю промышленных товаров личного или производственного потребления приходилось 73% экспорта, то в России в 2013 году – менее 30%, и при этом бóльшая часть даже такого экспорта направлялась в постсоветские страны, валюты которых обесцениваются, как и российская. Таким образом, в условиях дешевого рубля в выигрыше остаются практически исключительно производители сырья.

Если обратиться к опыту успешно индустриализировавшихся стран, следует заметить, что практически весь путь «догоняющей индустриализации» был пройден ими в условиях растущего курса их национальных валют по отношению к доллару. В Японии с 1965 по 1989 год иена укрепилась к доллару с 365 иен до 125; в Южной Корее с 1983 по 1997 год вон подорожал с 900 до 750; в Китае с 1995 по 2013 год юань поднялся с 8,75 до 6,4. Все это указывает на крайне важное обстоятельство: если для уже сформировавшейся экономики с устойчивой экспортной ориентацией девальвация национальной валюты выступает средством преодоления временных трудностей, то промышленно развивающейся стране она наносит вред, так как ставит заслон на пути привлечения передовых технологий и оборудования и заставляет местные бизнесы «изобретать велосипед», бессмысленно инвестируя в отечественные «новации».
Разницу можно почувствовать на примерах экономик Восточной Азии и Латинской Америки: в те годы, когда в первой валюты укреплялись, а новое оборудование и технологии притекали в страну рекой, последняя переживала один валютный кризис за другим и «полагалась на собственные силы» - в итоге огромная разница в темпах развития.

Поэтому я полагаю, что главным последствием «реалистичной» монетарной политики российских властей окажется окончательный крах каких бы то ни было надежд на модернизацию экономики страны.

Хороших решений тех проблем, с которыми столкнулась Россия из–за обесценения рубля, я, увы, не вижу. Дешевый рубль выглядит бессмысленным – он только консервирует наше отставание, помогая извлекать дополнительные доходы основанному на ренте бюджету и поддерживать на плаву неэффективные государственные корпорации в нефтегазовой сфере. Во всех остальных областях он приносит только зло.

Статья выглядит достаточно убедительной. Хотя довод, что азиатские тигры росли на фоне стабильного удорожания своих валют, пожалуй, немножко о другом. Рост наблюдался как фон длительного роста. А длительный рост и дефляция возникали зачастую как следствие предыдущего инфляционного шока - именно эта ситуация сейчас характерна для экономик России и Украины.

Но в целом картина выглядит впечатляющей. Я позволил себе выделить три пункта; эти пункты отражают общие моменты ситуации двух стран, которые по мысли Иноземцева характеризуют скорее негативные влияния девальвации на экономику промышленно развивающихся стран

1)экспорт в основном сырьевой, экономика не производит конкурентоспособных экспортных товаров, цена которых могла бы упасть от обесценения национальной валюты

2)бóльшая часть технологического экспорта направлялась в постсоветские страны, валюты которых обесцениваются параллельно

3)промышленно развивающейся стране девальвация наносит вред, так как удорожает импорт оборудования и тем самым ставит заслон на пути привлечения передовых технологий

Пункт первый все-таки делает сырьевые товары более дешевыми (например металлы). это дает некий стимул экономике, но в сочетании с п.3 консервирует статус страны как экспортирующей сырье или продукцию первого передела. А для стабильного роста необходимо выходить из этой ситуации.

Но вот тут наше сходство с Россией заканчивается. У нас нет шанса жить и развиваться за счет в основном природных даров. У нас проблемы другие.

Мне кажется, что никакая экономическая или финансовая политика не сможет вывести страну из кризиса, а благоприятные условия на внешних рынках лишь консервируют нынешнюю ситуацию. Потому что главным препятствием к развитию национальной экономике являются социальные факторы.

Нам нужна коренная реформа всех государственных структур - кабмина, министерств, прокуратуры, судов, местного управления. Однако проблема состоит в том,ч то нынешний правящий класс приватизировал государство и именно его сделал главным источником обогащения.
А суть необходимой реформы состоит в том, чтобы государственные структуры перестали быть источником обогащения узкой группы лиц. В этом смысле наша ситуация напоминает Францию 1790 года.

И в этом смысле нам необходима Революция, как и тогда для Франции это для нас единственный выход.

Может ли класс, живущий за счет государства, в лице своей верхушки эффективно реформировать это государство и осуществить революцию сверху? У меня есть огромные на этот счет сомнения.

Правда, есть серьезное давление извне - как с Запада так и с Востока, заставляющее верхушку действовать, даже и преодолевая сопротивление братьев по классу. Окажется ли это давление в купе с определенным давлением снизу достаточным - покажет будущее. Пока давление снизу кажется мне недостаточно систематичным и во многом ложнонаправленным. На поверхности - авантюристы и большевики, к тому же во многом ориентированные на те же ценности, что и наличные элиты. Т.е. они борются не за Революцию, а за переворот и вхождение в состав властных элит силовым образом.

А вот сил, способных систематично и настойчиво оказывать давление на правящую верхушку, принуждая ее к революции, к замене неэффективных институтов, я пока не вижу.
Точнее я вижу отдельных людей, но не вижу организованных сил. И это тревожит

http://trim-c.livejournal.com/607730.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.