Но тут в лесу сменился леший

Чтобы там ни говорил глава субъекта, Смоленская область в инвестициях не нуждается. Ну, то есть не сама она, не инфраструктура, не ее несчастные жители, а те, кто принимают здесь решения. Вот эти самые люди – элитка наша – во внешних инвестициях не нуждаются. Более того, в новейшей истории были случаи, когда эти люди прилагали все силы, чтобы внешние инвесторы в Смоленской области не появились. Ну, вот многие помнят, чем закончилась попытка губернатора Маслова привести в Смоленскую области крупный строительный холдинг СУ-155. В то время до его краха оставалось еще десять лет, и наверняка, москвичи успели бы построить в Смоленской области немало жилья, и, возможно, по своему качеству оно было бы куда лучше того, что строят местные компании. Но перед лицом такой угрозы наша элитка встала на дыбы, и Маслову пришлось отказаться от этой идеи.

Другой пример, «Бахус». Было время, когда ЛВЗ являлся в Смоленской области стратегическим предприятием и одним из крупнейших налогоплательщиков, когда в областной администрации ну если не закрывали границы для «чужой» водки, то, по крайней мере, обязывали предпринимателей торговать продукцией «Бахуса» и выставлять ее на самые видные прилавки. Ни на одном банкете с участием как угодно высоких персон в конце 90-х – начале 2000-х никогда не появлялась несмоленская водка, только «бахусовская»! Это была реальная и мощная поддержка местного производителя, сейчас и представить невозможно такой режим благоприятствования в Смоленской области ни для чего и ни для кого (разве только для этих, не к ночи будь помянуты, никчемных партийцев)! И что же? Как только «Бахус» вошел в состав холдинга «Роспиртпром», все это тут же закончилось! Летом хотел купить подарок воронежским коллегам, так «бахусовскую» продукцию удалось найти только в «Центруме», нигде ее больше не было. И никто не заметил, что в прошлом году там сменилось два генеральных директора, и что собственник уже не государство, а частная компания. То есть стоило предприятию стать «чужим», как хозяйственная элитка тут же потеряла к нему всякий интерес – есть там поступления налогов или нету. И предприятие вроде местное, и стоило бы ему помогать, но оно ж чужое, то есть не сидит его хозяин в облдуме, вот в Смоленской области уже практически и умерла целая отрасль – производство алкогольной продукции.

Возьмем 1150-летие Смоленска. Какие поначалу были надежды! Когда стало известно, какие суммы будут направлены на подготовку к юбилею города, губернатор Антуфьев задумался, как их осваивать - отвыкла же экономика от инвестиций, нету ни достаточного количества людей, ни техники. И идеи в этой связи возникли светлые – например, позвать на помощь белорусских дорожников… Дудки. Пришли к губернатору председатель облдумы Мишнев и главный федеральный инспектор Рудак и сказали: не надо никого звать, мы вот уже слепили двадцать компаний всех мастей, сами все выделенные деньги освоим. И Антуфьев, который еще в начале 2008 года должен был из кожи вылезти, чтобы изолировать двух этих красавцев, согласился. Ну, и освоили, смотрите по сторонам.

И так во всем. Это, товарищи, магистральная линия: нам тут чужие не нужны, нам тут конкуренция по качеству и количеству не нужна, нам тут внешние инвестиции не требуются. У нас все налажено, у нас все схвачено, мы со всем сами прекрасно справляемся. А смоляне все схавают.

И смоляне хавают. Тротуары говно, жилье говно, школы говно, здравоохранения нет, ЖКХ нет, промышленность исчезает на глазах, цены выше, чем в Москве. Зато – Смоленск, все свои (©).

А сейчас я расскажу историю, подробности которой вообще мало кто знает, и достоверной информации на этот счет нигде не появлялось.

Все, наверно, знают, что в период правления губернатора Маслова Смоленск лишился умопомрачительного инвестора – концерна Volkswagen. Ну, бытовало такое мнение в массовом сознании, что в нашей обладминистрации слишком много запросили, вот немцы и перебрались в Калужскую область. На деле, со слов человека, участвовавшего в тех событиях, но попросившего себя не называть, все было гораздо смешнее.

Дело было примерно в 2005 году. Немцы действительно пришли в Смоленск, начались переговоры – и здесь, и в Германии, с нашей стороны этим вопросом занималось довольно много чиновников. Земля уже была выделена где-то по Краснинскому шоссе, за Михновкой, что ли, участок инвестору подошел, логистика показалась чрезвычайно удобной. Были даже подписаны договор о намерениях и инвестиционное соглашение между администрацией Смоленской области о ООО «Фольксваген Груп Рус». Достигнутые договоренности включали в себя одно условие: администрация Смоленской области взяла на себя обязательство подготовить для будущего предприятия восемь тысяч квалифицированных рабочих. На первый взгляд это кажется сложной задачей, на деле же нужно было переориентировать на стандарты Volkswagen пару ПТУ или колледжей, тем более, что профильные учебные заведения у нас были.

И вот тут на сцену вышел первый заместитель губернатора Александр Щелоков и заявил: «Пошли они на хрен, эти капиталисты, мы еще будем за областные деньги их рабочей силой обеспечивать! Землю даем, электричество даем, газ, а им все мало! Нам здесь такие инвесторы не нужны!». Немцам он, конечно, не так сказал, но они поняли, что искать в Смоленской области нечего и отправились к губернатору Артамонову в Калужскую область, где их приняли с распростертыми объятиями, разработали областную программу переподготовки рабочих кадров, и в ноябре 2007 года на новом заводе Volkswagen началось производство. И, кстати, рабочие на завод все равно больше с улицы пришли, чем подготовленная молодежь, так что не из-за чего было рубашку-то на груди рвать.

Тут нужно понимать, кто такой Александр Викторович Щелоков. Я бы определил его, как классического завхоза, начальника ЖКХ или, скажем, заместителя мэра по административно-хозяйственной части. Зачем Маслов сделал его своим первым заместителем и поручил ему экономику, не знает никто, но в чем сходится большинство наблюдателей: из бюджета в то время нельзя было и копейку украсть. Я писал уже: коррупция в то время была другая, ее объектом, в основном, являлось бесхозное имущество, которое чиновники успешно прибирали к рукам, а вот бюджет был неприкосновенен. Доходило то того, что Щелоков приходил лично пересчитывать пирожки, приготовленные для участников инвестиционных форумов, и проверял все накладные! Но капитализм он ненавидел до глубины души, да и отечественный бизнес ненавидел, не понимал и огульно считал предпринимателей жуликами, поэтому ни одна профильная региональная программа поддержки малого бизнеса в то время не предполагала выделения средств из областного бюджета. Впрочем, его действия в истории с Volkswagen объяснялись не только этим.

Когда стало известно о проекте строительства немецкого автозавода в Смоленске, к Щелокову немедленно прибежала наша хозяйственная элитка, наши «красные директора», включая руководителей научно-промышленного завода, заводов КДМ, автоагрегатных и так далее. И все эти люди начали энергично убеждать Щелокова в том, что Volkswagen погубит всю экономику области. Ведь платить там будут больше? Значит, что? Значит, наши рабочие туда перебегут, а где мы других возьмем? А не перебегут, так начнут требовать, что и им платили, как у немцев, а откуда деньги? Немцам прибыль нужна, они ее вывезут, и никакую социалку вы на них не повесите, а мы-то здесь прибыль оставляем, и всегда, по первому зову вам, Ляксандр Викторыч, помогаем… И все эти песни директорского лобби так ровно легли на собственную неприязнь Щелокова к капиталистам, что тот, похоже, от души дал немцам отпор.

Поразительная история, конечно. В регион приходит всемирно известный инвестор, на кону - завод с тысячами новых рабочих мест, и весь проект накрывается медным тазом из-за каких-то, мягко говоря, человеческих особенностей. Вот и оспаривайте после этого значение человеческого фактора.

Наша хозяйственная элитка считает себя очень умной. Они понакупили квартир, понастроили торговых центров и считают свои личные инвестиции мудрыми. Но праздник кончился, город, о котором они и думать забыли, начал хиреть, торговые центры стоят пустые и нет никакой надежды на то, что они кому-то потребуются, жилье дешевеет, и спрос на него падает. С закрытием М1 для иностранцев Смоленск может не рассчитывать на туризм, а, пока мы бредили выгодным географическим положением, другие регионы окончательно сформировали «Золотое кольцо», и Смоленска там нет. Люди покидают город, поскольку перестали видеть здесь хоть какие-то перспективы.

http://raichev.livejournal.com/370556.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.