Умственный уровень убеждённых антисовков…

Оригинал взят у nektosteen в умственный уровень убеждённых антисовков...

Всё то же и всё те же:

naiv09
Вы невнимательно читаете. В одних отраслях нужны мелкие лавки, а в других - крупные производства.

nektosteen
Перечислите мне отрасли, в которых нужны мелкие лавки.

naiv09
Торговля, сфера услуг, производство ТНП, логистика, ИТ - то навскидку, список далеко не полон.
Это отрасли, где СССР был в глубочайшей заднице, простите, за мой французский.

nektosteen
Если мелкие лавки так востребованы в торговле, почему же они исчезают с приходом сетевых магазинов? ))) Должно бы быть наоборот, однако. Где логика?
То же самое с производством ТНП. Вы когда в последний раз заказывали одежду у портного, в мелкой лавке? Вы почему не следуете своим же принципам, а покупаете её в магазинах - произведённую крупными предприятиями? И почему это вы не берёте самоделковые телефоны, а кривитесь? ))))
Логистика, доооо... Это вы мне объясняете, человеку, который между делом и эти вопросы решал пятнадцать лет? И своими глазами видел, как мелкие конторы таяли как снег выпавший в июле, и заменялись мощными транспортными организациями, с центральным офисом в Москве? Ну, ну, поучите отца этому самому...
И , к вашему сведению - с момента падения СССР нормы времени доставки грузов и средняя скорость такой доставки - падает, нормативы снижались уже дважды. Сейчас скорость контейнерных перевозок уже практически равна скорости гужевых. Так что можете дальше врать о чём не знаете.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Гильдейский социализм и корпоративизм

Идеи гильдейского социализма и корпоративизма ведут свое происхождение от двух различных направлений мысли.
Поклонники средневековых институтов давно хвалят выдающиеся достоинства гильдий. Все, что было необходимо, чтобы избавиться от так называемых пороков рыночной экономики, это просто вернуться к испытанным методам прошлого. Однако все эти диатрибы* остаются бесплодными. Критики никогда не делают попыток конкретизировать свои предложения или разработать конкретные планы экономической перестройки общественного порядка. Максимум, что они делают, это отмечают мнимое превосходство старых квазипредставительных ассамблей, наподобие французских Генеральных Штатов или немецких провициальных ландтагов [78], по сравнению с современными парламентами. Но даже относительно этих конституционных вопросов их идеи весьма нечетки.
Второй источник гильдейского социализма следует искать в специфических политических условиях Великобритании. Когда начал разгораться конфликт с Германией, который в конце концов в 1914 г. привел к войне, молодые социалисты стали испытывать смущение по поводу своей программы. Преклонение фабианцев перед государством и их прославление германских и прусских институтов действительно было парадоксальным, когда их собственная страна была вовлечена в безжалостную битву с Германией. В чем состояла польза от борьбы с Германией, когда самые прогрессивные интеллектуалы страны стремились перенять германскую социальную политику? Возможно ли было восхвалять британскую свободу, противопоставляя ей прусское крепостничество, и в то же время рекомендовать методы Бисмарка и его последователей? Британские социалисты тосковали о специфически британской разновидности социализма, как можно больше отличающейся от тевтонского варианта. Проблема была в том, чтобы разработать социалистическую программу без господства и всемогущества тоталитарного государства, индивидуалистический вариант коллективизма.
Найти решение этой проблемы так же невозможно, как построить треугольный квадрат. Тем не менее молодые люди из Оксфорда самонадеянно попытались ее решить. Для своей программы они позаимствовали у малоизвестной группы воспевателей средних веков название гильдейский социализм. Они изображают свой проект как промышленное самоуправление, экономический результат самого знаменитого принципа английского правления местного самоуправления. В своих планах они приписывают лидирующую роль самой мощной британской группе давления тред-юнионам. Они сделали все, чтобы этот механизм был приятен их соотечественникам.
Однако ни очаровательные украшения, ни назойливая и крикливая пропаганда не могут ввести в заблуждение разумных людей. Этот план был противоречив и явно неосуществим. Спустя всего несколько лет он был предан забвению в той стране, где появился на свет.
Но затем случилось воскрешение. Итальянским фашистам нужна была собственная экономическая программа. После того как они откололись от международных партий марксистского социализма, они не могли больше представлять себя в качестве социалистов. Не могли также гордые потомки непобедимых римских легионеров идти на уступки западному капитализму или прусскому интервенционизму, этим фальшивым идеологиям варваров, разрушивших их славную империю. Они искали социальную философию, которая была бы чисто и исключительно итальянской. Не имеет значения, знали ли они, что их доктрина является всего лишь копией британского гильдейского социализма, или нет. В любом случае stato corporativo* было не чем иным, как переизданием гильдейского социализма. Различия касались только второстепенных деталей. Корпоративизм вычурно рекламировался напыщенной пропагандой фашистов, и их кампания достигла невероятных успехов. Зарубежные авторы взахлеб восхваляли удивительные достижения новой системы. Правительства Австрии и Португалии подчеркивали, что они твердо привержены благородным идеям корпоративизма. Некоторые места папской энциклики Quadragesimo anno (1931) можно было но необязательно истолковать как одобрение корпоративизма. В любом случае фактом является то, что католические авторы поддерживали эту интерпретацию в книгах, опубликованных с санкции церковных властей.
Однако ни итальянские фашисты, ни правительства Австрии и Португалии не предприняли серьезных попыток осуществить корпоративную утопию. Итальянцы прикрепили к каждому институту ярлык корпоративный и преобразовали университетские кафедры политической экономии в кафедры политической и корпоративной экономии. Но вопрос о таком важнейшем признаке корпоративизма, как самоуправление различных отраслей торговли и промышленности, никогда не поднимался. Фашистское правительство с самого начала оставалось приверженным тем же самым принципам экономической политики, которые в наши дни приняты на вооружение правительствами, не являющимися откровенно социалистическими, а именно интервенционизму. Впоследствии оно постепенно развернулось в сторону немецкой системы социализма, т.е. абсолютного государственного регулирования экономической деятельности.
Основная идея и гильдейского социализма, и корпоративизма состоит в том, что каждая отрасль производства создает монополистическую ассоциацию, гильдию или corporazione[Лучше всего гильдейский социализм описан в книге: Webb S. and B. A Construction for the Socialist Commonwealth of Great Britain. London, 1920; лучшая книга по корпоративизму Papi U. Lezioni di Economica Generale e Corporativa. Vol. III. Padova, 1934. * Корпорация (ит.). Прим. пер.]*. Это образование пользуется полной автономией; оно имеет право регулировать все свои внутренние дела без вмешательства внешних сил и людей, которые не являются членами гильдии. Взаимоотношения различных гильдий регулируются путем прямого торга между гильдиями и путем принятия решений общим собранием делегатов всех гильдий.
При нормальном течении событий государство вообще ни во что не вмешивается. И только в исключительных случаях, когда невозможно достигнуть согласия между разными гильдиями, государство призывается на помощь[13 января 1934 г. Муссолини заявил в Сенате: Только во второй период, когда выяснится, что категории не смогли придти в состояние согласованности и равновесия, государство может вмешаться (Quoted by Papi. Op. cit. P. 225).].
Разрабатывая этот план, гильдейские социалисты подразумевали условия британского местного самоуправления и взаимоотношения местных властей и центрального правительства Соединенного Королевства. Они стремились к самоуправлению каждой отрасли промышленности; они хотели, как пишут Веббы, права на самоопределение для каждой профессии[Webb S. and B. Op. cit. P. 227 ff.]. Точно так же, как муниципалитет заботится о делах своего округа, а национальное правительство занимается только теми делами, которые касаются интересов страны в целом, лишь гильдия должна обладать полномочиями по поводу своих внутренних дел, а государство должно ограничивать свое вмешательство только теми делами, которые гильдии сами не могут урегулировать.
Однако в системе общественного сотрудничества, основанном на разделении труда, не существует вопросов, которые касаются только тех, кто работает на отдельном заводе, предприятии или в отрасли промышленности, и не касается всех остальных. Нет таких внутренних дел какой-либо гильдии или corporazione, организация которых не оказывает влияния на всю страну. Отрасль производства служит не только тем, кто в ней работает, она служит всем. Если какая-либо отрасль производства неэффективна, если в ней попусту разбазариваются дефицитные ресурсы или с трудом пробивают себе дорогу наиболее подходящие методы производства, то страдают материальные интересы каждого. Нельзя оставить решения о выборе технологии, определения количества и качества продукции, продолжительности рабочего дня и тысяч других вещей за членами гильдии, потому что они затрагивают интересы не членов гильдии не меньше интересов ее членов. В рыночной экономике предприниматель, принимая эти решения, безоговорочно подчиняется закону рынка. Он в ответе перед потребителями. Если бы он пренебрег приказами потребителей, то он понес бы убытки и очень скоро лишился бы своего положения предпринимателя. Монополистической же гильдии не нужно бояться конкуренции. Она пользуется неотчуждаемым правом эксклюзивно хозяйничать в своей области производства. Будучи автономной и оставленная в покое, она будет не слугой, а хозяином потребителей. Она будет иметь возможность действовать в пользу своих членов в ущерб всем остальным людям.
Не играет никакой роли, заправляют ли в гильдии только рабочие или капиталисты и бывшие предприниматели в какой-то степени принимают участие в управлении делами. Точно так же неважно, выделено ли в управляющем совете гильдии несколько мест представителям потребителей. Имеет значение лишь то, что, будучи автономной, гильдия не подвергается давлению, которое вынудило бы ее приспосабливать свои действия к максимально возможному удовлетворению потребителей. Она свободна отдавать приоритет интересам своих членов по сравнению с интересами потребителей. В программах гильдейского социализма и корпоративизма нет ничего, что учитывало бы тот факт, что единственной целью производства является потребление. Все перевернуто с ног на голову. Производство становится целью само по себе.
Когда Новый курс в Америке начал программу восстановления промышленности, то правительство и его мозговой трест были полностью уверены в том, что планируемые ими мероприятия представляли собой просто создание административного аппарата для полного контроля за производством. Близорукость гильдейских социалистов и корпоративистов заключается в том, что они считают независимые гильдии или corporazione механизмом работающей системы общественного сотрудничества.
Любой гильдии нетрудно организовать свои дела таким образом, чтобы полностью удовлетворить своих членов. Короткий рабочий день, высокая заработная плата, никакого совершенствования технологии или качества продукции, которые могли бы причинить неудобства членам гильдии, все это очень хорошо. Но каков будет результат, если все гильдии будут проводить такую же политику?
В гильдейской системе не идет речи о рынке. Не существует никаких цен в каталлактическом значении этого термина. Ни конкурентных, ни монопольных. Гильдии, монополизировавшие снабжение предметами первой необходимости, занимают диктаторское положение. Производители жизненно важного продовольствия и топлива, а также производители электроэнергии и транспортники могут безнаказанно эксплуатировать весь народ. Можно ли ожидать, что большинство будет терпеть такое положение дел? Вне всякого сомнения, любая попытка реализовать корпоративистскую утопию через очень короткое время привела бы к жестоким конфликтам, если бы государство не вмешалось, когда жизнеобеспечивающие отрасли стали бы злоупотреблять своим привилегированным положением. То, что доктринеры предусматривают только в качестве исключительной меры вмешательство государства, станет правилом. Гильдейский социализм и корпоративизм обернутся полным государственным регулированием производственной деятельности. Они перерастут в систему прусского Zwangswirtschaft, для избежания которого они как раз были предназначены.
Нет необходимости разбирать остальные фундаментальные недостатки гильдейской программы. Она несовершенна, как и любой другой синдикалистский проект. Такая программа не учитывает необходимости перемещения капитала и труда из одной отрасли в другую и появления новых отраслей производства. Она полностью игнорирует проблему сбережений и накопления капитала. Короче говоря, это вздор.
Людвиг Фон Мизес "Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории"

http://ruh666.livejournal.com/196400.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Исповедь экономического убийцы» как информационное оружие оранжевой революции

Оригинал взят у stepan_pisahov в "Исповедь экономического убийцы" как информационное оружие оранжевой революции

Книга Джона Перкинса "Исповедь экономического убийцы" прежде всего является продуктом информационной войны, ведущейся империей Запада против остального мира.
Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Явлинский на «Эхе Москвы»: Экономика периферии, или Ветер в карманах

Выступление на Гайдаровском форуме байкера Хирурга (Залдостанова) о патриотическом туризме, а также участие в форуме таких иностранцев, как Джеффри Сакс и Дэвид Липтон, показывают, насколько российская экономическая политика провинциальна и периферийна.

ВЕТЕР В КАРМАНАХ

С патриотическим туризмом, я думаю, все ясно, а Сакс и Липтон как ключевые представители Запада на форуме — это забавный сюжет возврата к команде американских советников 1990-х. Именно по их лекалам строились тогда «либеральные» реформы. Только в 1990-е они говорили иначе. Это сейчас на форуме они заявляют, что «у России нет шансов выйти даже на среднемировые темпы роста экономики, если не будет решена проблема защиты прав собственности, если не будет обеспечено верховенство права и независимость судебной власти, если не будет проводиться полномасштабная борьба с коррупцией, если частный бизнес будет запуган и не готов проявлять присущую ему экономическую активность». 25 лет назад ничего из этого их не волновало. Тогда они рекомендовали и полностью поддерживали сегментацию экономического пространства бывшего Союза, гайдаровскую гиперинфляцию 1992 года в 2600%, мошенническую приватизацию залоговых аукционов и ваучеров, лоббировали выдачу на все это (а заодно и на войну на Северном Кавказе) кредитов МВФ. Создание в России правового государства, реального права частной собственности и вообще институтов тогда Сакса и Липтона не интересовало. Их рецептом была программа, называвшаяся «Вашингтонский консенсус»: финансовая стабилизация, либерализация, приватизация. Под нее и давали кредиты. И именно реализация этой программы тогда привела к тому, что теперь вся экономическая система России находится в тупике, а в политике мы имеем авторитарный неправовой коррумпированный режим. Вот с такими советчиками российское руководство опять решило поискать приоритеты в рамках заявленной повестки форума: «Россия и мир: выбор приоритетов».

[...]

Далее: http://echo.msk.ru/blog/yavlinsky_g/1910838-echo/.

http://pups-alik.livejournal.com/1007281.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Михаил Хазин: О разнице либерализма и традиционализма

Хазин

Демократия — это, как известно, власть демократов. А вот что такое либерализм? Если исходить из логики власти, изложенной в начале абзаца, то либерализм — это власть финансистов. И специфика этой власти определяет очень много важных черт современного либерализма.

В частности, в рамках традиционных ценностных моделей, нет особой проблемы с сохранением социальной стабильности общества. Собственно, практически любая традиционная система была исторически сформирована как своеобразные «правила общежития» на момент перехода от родоплеменного построения общества к городскому (государству). Как только появилось место, где люди были оторваны от своих родов (и, тем самым, от старейшин, которые должны были решать вопрос о разрешении индивидуальных и коллективных споров), такие правила неминуемо должны были появиться — и они появились. И с точки зрения их эффективности последующая легализация (в том числе — с апелляцией к богам) особого дополнительного эффекта уже не давала.

Но есть одна загвоздка. Дело в том, что никакая традиционная система ценностей не одобряет ростовщичества. По отношению к своим членам так точно. А потому — по мере роста влияния банкиров и финансистов, им понадобилась какая-то новая система построения социальной стабильности, причем — старую (то есть традиционные ценности) при этом необходимо было куда-то убрать.

Обращаю внимание, что само появление на первых ролях в обществе финансистов (читай — ростовщиков) стало возможным только потому, что Северная Европа попала в совершенно катастрофический экономический катаклизм («малый ледниковый период») в середине II тысячелетия нашей эры. Там просто не было выбора — нужно было быстро менять экономическую модель в пользу расширенного производства (чтобы можно было на юге менять на еду) и был сделан наиболее естественный шаг. Ну а потом — выяснилось, что новая (капиталистическая) модель дает ускоренное, по сравнению с феодализмом развитие и она стала активно расширяться естественным путем.

В результате увеличивалась и территория, на которой авторитет финансистов был велик, и сама их роль постоянно росла (потому что они контролировали перераспределение добавленной стоимости в экономике). И ограничения традиционных ценностей мешали им все сильнее и сильнее. В том числе и потому, что было совершенно невозможно легализовать на уровне общества их новый статус.

В качестве альтернативы «урезанной» (за счет отмены запрета на ростовщичество) традиционной ценностной базы был выбран либерализм, построенный на «свободе», понимаемой как право любого человека самому себе выбирать ценностную базу. Многим такой подход показался удобным, но у него есть один серьезный недостаток — он разрушает ту традиционную базу, на которой была построена социальная стабильность общества и государства. Нужна была новая база.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Несоветский талон на пожрать

Современный юный либерал очень любит ругать поздний СССР за нехватку продуктов в магазинах. Зато потом, в 1992-м, как только началась благословенная ельцинско-гайдаровская реформа - все стало ОК.

Якобы.

Наткнулся в домашнем архиве на интересную бумажку. Талон на продукты. С января 1992 по декабрь 1992 в Москве. Сахар.. Мясо... Масло...

Рынок, однако. Реформа. А чтоб реформируемый народ не передох внезапно - привычные талоны.

Талон на 1992

http://svetlako.livejournal.com/214495.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

М, Делягин об «антикризисных» планах правительства России

https://www.youtube.com/watch?v=jpKU5y9dopY

http://strigunov-ks.livejournal.com/466002.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Путин может объявить «экономическую свободу»

Путин и Улюкаев.png

В СМИ просочилась информация о подготовке экономической части послания президента Путина Федеральному собранию, которое намечено на 4 декабря.

«Блумберг» рассказывает такую историю.
Путин в середине октября встретился с Улюкаевым, министром экономического развития.
Улюкаев набрался храбрости и сказал: «рецессия неизбежна, инфляция выходит из-под контроля, а рубль и нефть находятся в свободном падении. Необходимо добиться снятия санкций».

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Причины аварии в московском метро лежат в либеральной идеологии властей

Вагон поезда метро сошел с рельсов на перегоне Парк Победы - Славянский бульвар
По последним данным  в аварии на московском метрополитене погибли 20 человек, 127 госпитализированы и 161 обратились за медицинской помощью. Основатель московского метро сталинский нарком железнодорожного транспорта Лазарь Каганович говорил "У каждой аварии есть имя, фамилия и отчество!" И был абсолютно прав. Я не технарь и не следователь, но мне кажется здесь говорить о каком-то терракте или диверсии не стоит. Достаточно вспомнить все происшествия случившиеся там за последнее время.

За последние 14 месяцев (с 5 мая 2013 г. по 15 июля 2014 г) стало известно как минимум о 35 (тридцати пяти!) нештатных ситуациях в московском метро. Приводит список в своем фейсбуке Алена Попова. К счастью в большинстве из этих аварий пострадавших не было. Но рано или поздно это везение должно было закончится. Так в чем же причина?

Техническую сторону вопроса я обойду по той простой причине, что в этом в этом вопросе не специалист, пусть в этом разбираются эксперты, инженеры и другие. Мне кажется во многом это результат всеобщей смены ценностей, и в первую очередь наших элит, на либеральную, в которой нажива, прибыль играет первостатейную роль. Тут хочется вспомнить две легенды связанные опять-таки с именем Кагановича.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...